январь
январь февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Правительство Российской Федерации Министерство экономического развития Российской Федерации Органы государственной власти Правительство Республики Тыва Министерство финансов Республики Тыва Тывастат Портал Гос.закупок Республики Тыва Инвестиционный портал Республики Тыва Портал МСП Республики Тыва АО Федеральная Корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства ГБУ

Золотые руки Алдын

27.12.2019

2Сшить за месяц 60 тувинских пальто – «тыва тон» может не каждый мастер. Алдын Кечиловне Хомушку – это по силам, потому что рядом есть помощники - верный муж и восемь детей. Шить «тыва тон» Алдын научилась еще в раннем детстве. С шести лет помогала маме и бабушке.  А в восемь  уже начала шить сама. В семье Монгуш никто никого не заставлял что-то делать, дети сами знали свои обязанности и, глядя на родителей, учились премудростям ведения аратского быта. Алдын родилась на зимней стоянке в местечке Каък недалеко от села Солчур Овюрского района десятым ребенком у заслуженных чабанов Кечила Балгановича и Анайжык Шужулеевны.

Уроки аратской жизни

«Я - десятая из семи дочерей и трех братьев. Мама и папа были очень хорошими людьми, смотрели очень далеко, были немногословными.  Они еще воспитали маминого младшего брата, как своего и записали его на себя. Так что по документам я одиннадцатая. Летом в нашем аале всегда было много детей. Те, у кого не было отца или матери всегда жили у нас -  дальние родственники, ровесники сестер и братьев, росли как одна семья. С детства люблю животных – коров, коз, лошадей. Летом наши бабушки и мама собирались вместе и шили из шкур, делали войлок. Сначала взбивали шерсть палками, а потом на лошадях катали войлок, как положено. Они научили меня разбираться в шкурках. 8-10 см – это зимняя шкурка. Осенние шкурки  очень прочные, из них даже волосок не выдернешь. Из какой шкурки, что шить, я уже с 8 лет знала. Папа был мастером на все руки, юрту делал сам своими руками, и по дереву вырезал, и уздечки делал, и даже ступку «согааш», и каменную терку для далгана. В магазине ничего почти не покупал, все делал своими руками. Мама шила разные вещи из шкурок, а папа делал  пуговицы из корней деревьев и рогов, украшения для конской упряжи, даже тарелки и пиалы из дерева, из камня. Он знал разные камни. Мои братья тоже все умели. Все были спортсменами и на все руки мастерами, их папа всему научил. Воспитывали от души, от сердца, никого не заставляли, даже не учили, просто у всех с детства были свои обязанности, кто будет коз доить, кто корову.

«Нас воспитывали, как солдат…»

Я еще в школе училась, а моя старшая сестра, позже получившая звание заслуженной учитель Тувы, в то время уже была директором - сначала 8-летней школы, а потом и новой средней солчурской школы. Она нас как солдат воспитывала. В 6 часов все вставали, кровать заправляли, чтоб как по линейке была. В кино пойдем – она нам точное время говорила, во сколько надо быть дома. После сажала нас в ряд и спрашивала, как на уроке, о чем фильм был. В школе я активисткой была, утром стоим вместе с сестрой-директором и завучем проверяем, чтобы одежда у всех была в порядке – как воротник и все ли пуговицы на месте,» - вспоминает Алдын.

Незаконченная учеба, авария и замужество.

После школы Алдын поступила в КГПИ на педфак, но доучиться не смогла, попала в страшную аварию. Девять долгих дней лежала без сознания, родные уже и не надеялись, что выживет. Работала в селе ветеринаром, потом в комсомоле. Без дела никогда не сидела. «Замуж вышла в 1989 году, очень поздно, все мои подруги - одноклассницы уже давно замужем были. Я работала много, не успела, все некогда было» - смеется Алдын.запасная1

С мужем Вадимом Хомушку стали жить в Шагонаре. Муж достался Алдын под стать ей –работящий и умелый, работал до пенсии военным медиком.  Как-то осенью в Шагонаре проводился праздник урожая. Устроили конкурс семей – нужно было представить на выставке изделия, сделанные своими руками. Организаторы пригласили поучаствовать в конкурсе и молодую семью Хомушку. Алдын показала свои вязанные изделия, а муж и старший сын – резные работы из дерева и камня. Жюри оценило их мастерство высоко - первым местом в конкурсе. «После конкурса меня нашли и предложили работать в народно-художественных промыслах. Там собрали всех мастеров. В НХП мы вязали, были надомницами. Из Кызыла привозили материалы и раздавали. В день надо было связать 3 пары носков, а мне очень скучно было. Мне норму дают, а я ее за 2-3 дня сделаю. Потом пришла и сказала –«мне это скучно, я этим не буду заниматься».

Чему мать научила- то и пригодилось.

запасная«В то время тувинское пальто почти совсем исчезло, никто не шил, и я подумала, что лучше дома буду шить тоны. А в результате стали шить национальные пальто в НХП. Сначала стала учить шить наших вязальщиц, потом и другие люди стали приходить. Учила всех шить шапки - 17 видов, пальто. Сама я нигде специально шитью не училась, просто делилась тем, чему меня научила мама,»- рассказывает Алдын.

 В 1991 году семья Хомушку перебралась Кызыл. Из Шагонара приехали со своим скотом. Привезли с собой половину стада – 7 дойных коров, 7 лошадей, около 100 голов мелкорогатого скота. Свое крестьянско-фермерское хозяйство назвали «Каък», в память о местечке рядом с родным селом Солчур, где прошло детство.  Алдын занималась хозяйством, шила и растила детей, а их у нее восемь – самый старший и самый младший - мальчики, а между ними 6 дочерей.  Старший сын Айдыс работает в музее, первая дочь закончила 3 университета, вторая – инженер, третья – биолог. Все они выбрали разные профессии, но все умеют шить, огород выращивать, за скотом ухаживать. А парни знают, как дом строить.

Субурганы

Никогда Алдын не забывала и о малой родине. Вместе с односельчанами построили субурган рядом с селом Солчур. А позже построили еще один субурган на дороге между Хандагайты и селом Солчур.  В этом месте было много аварий, уносивших ежегодно по нескольку жизней. Алдын долго готовилась к строительству, ездила консультироваться к ламам в Калмыкию, Бурятию и Монголию. «Все ламы говорили одно и то же, что на этом месте погиб черный шаман, поэтому такая плохая энергетика,» - вспоминает Алдын. После возведения субургана ситуация изменилась в лучшую сторону.

Делиться секретами предков

4-minГлавным занятием и увлечением Алдын всю жизнь остается шитье традиционной тувинской одежды. Времена меняются, меняется и отношение к национальному костюму. В последнее время, во многом благодаря возрождению национальных праздников, популярность «тыва тон» растет. Появилось много дизайнеров, которые разрабатывают деловую и праздничную одежду в национальном стиле. У Алдын Кечиловны к этому свое отношение. «Араты всегда в любые времена носили свое традиционное. С 1991 года мы боролись за сохранение национальной одежды. Сейчас ситуация радует. В 2015 году за 90 дней до празднования 250-летия Даа кожуна собрали всех мастеров. Как мы боролись, чтобы одежда для праздника вся была сшита по всем правилам. 3В Правительстве устроили показ, мастера показывали, кто что может, ученые-этнологи смотрели, выбирали. Хоть одежда и стилизованная, я за то, чтобы ворот был сделан по правилам. В результате выбрали мой эскиз. Я готова была стать закройщиком, но, к сожалению, заказ отдали шить другим мастерам.

Позже я решила организовать закрытый показ традиционных моделей, где выставила около 60 моделей именно традиционной одежды, сшитой из шкур. Участвовало 30 мастеров. Я знаю всех мастеров в районах, которых считаю своими учителями. Жаль, что они не принимают участие в этих показах. А этой осенью провела открытый показ в ДНТ.1 Я не против дизайнеров, которые используют монгольские, китайские элементы в пошиве национальной одежды. Но лично я борюсь и за сохранение исконного традиционного тувинского стиля. Раз наши предки столетиями шили одежду по своим правилам, то нужно эти правила уважать и сохранять».

Сама Алдын с юности не любила носить то, что все носят. Шила себе «тыва тон» сама. И сейчас у нее на каждый сезон собственноручно созданные наряды. И помогают ей в этом и дочери, и муж Вадим. На своем открытом показе она представила около 100 моделей –зимних, весенних, летних и праздничных. Многое из этого раздарила своим родственникам и знакомым, хотя от покупателей отбоя не было. В этом году к Шагаа тоже подготовила для выставки свои изделия. Ее продуктивности можно позавидовать. «Работает не покладая рук» - это точно про нее. А еще она щедро делится своими знаниями и умениями с окружающими, ведь именно так секреты мастерства столетиями передавались из поколения в поколение.